О внутреннем «Палаче», «Жертве», «Спасателе».

 

треугольник Картмана, о внутреннем палаче жертве спасателе Татьяна Беляева
Пишу под впечатлением от фильма «Палач», и дело не в самом фильме, и не в том, что его сюжет основан на реальных событьях (речь идет о судьбе нацистского палача, уничтожившего во время войны 1500,0 человек, а потом воспользовавшись чужими документами, благополучно ведущего мирную жизнь, если бы не случайность…). Несколько моментов для меня особенно ярких, первый – это наглядность как психотравма приводит к диссоциации (расщеплению), когда все происходящее с травмированным человеком (женщиной, девушкой на момент трагедии) воспринимается как «не со мной», и вытесняется, оставляя лишь инстинкт самосохранения – выжить. Это случай полного расщепления/диссоциации, когда доступа к травмированной части не остается совсем, человек как бы живет До и После, как бы произошедшее не с ним вовсе…Тогда «оторванная часть» проявляется только во сне, да и то изредка; второй – насколько «бедной» эмоционально, остается выжившая после диссоциации часть — в фильме все окружение героини при всей ее положительности (тихая, исполнительная, незаметная, прекрасная жена, мать, невестка) замечало некую силу/скрытую агрессию, фальшь и искусственность. Особо близкие, дочь рано убежала замуж, не имела с матерью близких душевных отношений, хотя подчеркивает что со стороны матери делалось все возможное (обвиняет себя в эгоизме), свекровь при всей исполнительности и покладистости невестки замечает некую фальшь, которую не может себе объяснить (и аналогично обвиняет себя в эгоизме по отношению к невестке).Почему же муж ничего такого не чувствовал? Фронтовик, коммунист, патриот? Версия авторов фильма в сильной любви, моя версия несколько отличается. Пара создается комплементарно, оба партнера «обслуживают» психические функции друг друга, и выбрать себе настолько «диссоциированную» женщину, может только диссоциированный мужчина, также не имеющий доступа к проживанию собственных чувств. Что мы знаем о главе семьи из фильма? Мать-инвалид, отца нет. Какое детство могло быть у главного героя? Ранние заботы о матери с одной стороны и безусловное подчинение с другой. Тяжелый ранний труд, отсутствие детства, неслучайно у него нет друзей, не поддерживаются отношения с фронтовиками, с 9-м мая (начало фильма) его поздравляют усилиями жены соседи и пионеры. Система и идеология заменяет таким людям личные смыслы, и личные чувства. К чему это приводит? К созданию и смещению внутреннего вектора на внешний. Если говорить проще, то это семья, в которой создается внешняя картинка (не ругаются, чисты, обуты, одеты, образованы, политически грамотны, участвуют в коллективных мероприятиях), а эмоциональных связей нет, тепла нет, света внутреннего нет, хотя все стараются изо всех сил. К сожалению, история этой семьи не одинока, такого послевоенного «расщепленного» наследия очень много, последствия которых я и сегодня наблюдаю в своих клиентских обращениях. Вдвойне горько, что сегодня мы своими руками создаем травмирующую историю своей семьи, живя в наше время. Вернемся к Палачу/Агрессору/Преследователю, это состояние невозможно одно, рядом и неотступно живет Жертва, привлекая Спасателя. Спасателя без Жертвы не бывает, иначе лишается смысла его работа по спасению. В нашем случае у героини фильма ярко наблюдаются все три состояния. Неслучайно она разделяет свою жизнь на 4 этапа, называя их по-разному. Вначале Жертва, затем активный Палач, затем не менее ярый Спасатель,в конце после оглашения смертного приговора опять «Жертва» — круг замыкается! Героиня честно спасала мужа, свекровь, и затем, включая режим Палача, тоже искренне «спасала» семью…
Попав однажды в треугольник Карпмана, выйти из него нельзя! Если мы не осознаем включающиеся динамики Жертвы-Палача-Спасателя, мы будем ходить по кругу, меняя одну роль на другую, или если сильно диссоциированы, привлекать недостающего персонажа из ближайшего окружения, как правило, семьи, или социума(классика жанра – злой тиран-начальник). Ибо при отсутствии доступа к собственным чувствам, необходимость их выражения лежит как одна из физиологических потребностей. Например, долго сдерживаемая злость перейдет со временем в агрессию, чувство гнева, и наконец, в ярость(уже неконтролируемое чкувство)! Эти чувства присущи нашему внутреннему Палачу. Иногда они срабатывает во вне, выливаясь на окружающих, как правило, близких – семью, иногда на ближайшее социальное окружение. А если аутоагрессия – то вот он корень психосоматических реакций, самые уравновешенные получает инфаркты и инсульты, как вариант (конечно, их множество). Наше собственное Я является частью множества систем – каждый из нас принадлежит к родительской семье (уровень№1), если у вас есть собственная семья(уровень №2), мы все принадлежит к множеству социальных групп(д/с, школа, ВУЗ), места работ, жители микрорайона, города, региона, области, страны(около 10 минимально), мира. Те же состояния присущи в социуме. Т.е. когда общество переживает психотравмирующую ситуацию, динамики присущие личностям, объединяют и социальные группы. И появляется поколения Жертв и Палачей , в поисках Спасателя… Наиболее выражены динамики Жертва-Палач, они полярны, и поэтому сильнее эмоционально заряжены. Что в итоге? В итоге – тупик! Из треугольника нет выхода, каждый привлеченный Спасатель множит автоматически количество Жертв и Палачей, соответственно! А где выход? Выход в себе, в осознании и разрешении собственных/личных динамик Жертва/Палач, потому что когда есть доступ к себе, к своим травмированным/диссоциированным/отщепленным частям, есть энергия в том, что Я целостное, и вы проживаете свою жизнь, свои чувства, свои, а не привнесенные пропагандой, идеологией. Успехов Вам на пути к себе!
С уважением, коуч-аналитик, интегративный системный терапевт, расстановщик, супервизор, Татьяна Беляева

One Response Comment

Leave A Comment

Please enter your name. Please enter an valid email address. Please enter a message.